«Прекрасно дыхание жизни…

Ко дню рождения жены Николая Николаевича Жукова Альбины Феликсовны…

Альбина Феликсовна Галиньска (в девичестве) (1914-1995) родилась 21 апреля 1914 года в городе Томске в семье польских революционеров. Альбина Феликсовна, по происхождению полька, по месту рождения сибирячка – гордилась этим двойным титулом. Училась в Московском институте иностранных языков, работала в школе учителем немецкого языка. С молодым художником Николаем Жуковым она познакомилась в Москве в военный 1942 год. В том же году они и поженились.

Из воспоминаний А. Ф. Жуковой: «Когда я познакомилась с ним, поняла, что Коля талантлив по-настоящему. И еще поняла, что нужен ему надежный друг и помощник на его трудном пути творчества. Однажды, еще до замужества, увидев меня за грудой книг по живописи, он спросил: «Имеете какое-нибудь отношение к искусству?» Я ответила: «У меня большой пробел в знании этого вопроса. У вас часто бывают товарищи-художники, я не люблю выглядеть не знающей, а не бывать у Вас из-за этого я не хочу, вот и решила восполнить этот пробел».

С Альбиной Феликсовной у Николая Жукова была большая счастливая семья: трое детей: первая дочь Наталья родилась в 1943 году, Арина родилась в 1945г., в 1952 году родился долгожданный сынишка Андрей, в семье рос и сын Альбины Феликсовны от первого брака Леон. Всем хватало любви, внимания, в семье царили взаимопонимание и добро.

Всю жизнь Альбина Феликсовна училась понимать и ценить искусство. Умная, блистательная, Альбина Феликсовна была талантлива: умела петь, танцевать, музицировать, писала стихи, знала несколько иностранных языков, и весь набор своих достоинств она положила на алтарь служения семье: детям и горячо любимому мужу.

Жизнерадостный и неутомимый человек, она стала верным помощником во всех делах своего мужа, она всегда была рядом, вдохновляла его на творчество, была его музой. Не случайно, в художественном наследии Николая Николаевича огромный цикл портретов горячо любимой жены.

Внимание супругов друг к другу было взаимным. Без жены Николай Николаевич был как бы «без рук». счастливую семейную пару любили родственники, друзья, поклонники. У них был большой неспокойный дом, в котором всегда были гости, дискуссии, споры об искусстве, о политике, дом, в котором ежечасно рождался новый рисунок, акварель или какой-нибудь фрагмент из литературных воспоминаний Н. Н. Жукова.

После смерти Николая Николаевича все свои силы Альбина Феликсовна отдала популяризации творческого наследия Жукова. Она организовывала выставки его работ в разных уголках страны и за рубежом, вела большую шефскую работу в воинских частях, со школьными музеями: поддерживала дружескую переписку с людьми, интересующимися творчеством художника. Ее адресаты живут в Италии и Болгарии, Югославии и Польше. Знание немецкого, польского, и, отчасти, итальянского языков помогали ей налаживать дружеские отношения с людьми, которые хотели знать больше о советском искусстве.

Через год после смерти мужа Альбина Феликсовна устраивала в Ельце, городе детства и юности Жукова его персональную выставку работ. Приняла самое непосредственное и активное участие в создании и открытии Дома-музея художника Н.Н.Жукова в Ельце, исполняя тем самым самое заветное желание мужа.

Умерла Альбина Феликсовна 4 августа 1995г. в Москве. Перед смертью она завещала кремировать тело и урну с прахом захоронить рядом с мужем, не нарушая целостности мемориала на Новодевичьем кладбище в Москве.

Портрет Альбины Феликсовны, жены художника, раскрывает перед нами творческую богатую личность. Место действия художник дает обобщенно, детально его не конкретизируя. Выполненный пастелью портрет погружает нас в состояние созерцания, задумчивости. В пластике этого портрета заключена тайна, которая заставляет нас вглядываться в него снова и снова. В глазах женщины есть нечто самоутверждающее. Копна густых русых волос, перехваченных заколкой, в сочетании с темным костюмом и шелковым платком придает фигуре торжественную законченность.

Арина Николаевна, дочь художника, вспоминала впоследствии: «В маме вообще была такая царственность, не могу сказать надменность, этого в ней не было, именно царственность – она никого не обсуждала, никогда не сплетничала, в доме не было атмосферы напряженности, которая создается недовольством и завистью другим. …Наша семья была счастливой, в ней царили радость, любовь и потребность друг в друге. На завтрак, обед и ужин все собирались за столом, и папа придавал этому большое значение. Всегда скатерть, все красиво сервировано, очень вкусно. Мама была настоящей хранительницей очага, и папе нужна была именно такая женщина». (Из книги  «Мир. Война. Николай Жуков». Стр. 216).

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *