Ко Дню рождения Народного художника СССР Н.Н.Жукова. Публикации из книги воспоминаний Н. Жукова «Вятка и Елец моего детства». Елец

«Были авторитеты в Ельце и в области изобразительного искусства. В то время я посещал студию ИЗО и восторгался висящими на стенах рисунками с гипса, выполненными итальянским карандашом нашими любителями художеств. Меня поражало, как это можно — черным карандашом, который у меня в руках всегда походил на сапожную ваксу, делать такие белоснежные гипсы.

Н.Н. Жуков «Студия ИЗО»

Влекли меня и портреты масляной живописи. Запомнился это портрет художника Некрасова в овчинном полушубке. Покорил меня в нем лихо написанный меховой поворот: что ни мазок —то клок меха и овчина такая, что словно пощупать можно.
Большое волнение я испытал в юные годы, знакомясь с картинами великих мастеров. Я не уставал поражаться чуду, когда передо мной проходили претворенные на холсте видения самой жизни. Вот «Март» Левитана. Как правдиво блестит весенний снег, какой свежестью наполнен воздух! А как дьявольски здорово передано пространство! Так и хочется пробежаться по этому предвесеннему лесу, ломая ногой подтаявший снег!
В то время отец купил мне этюдник с красками, а также издание Кнебеля «Третьяковская галерея», и я с восторгом просиживал над ним целые дни, любуясь картинами. Особенно полюбился мне портрет репинского протодьякона. Глядя на него, я всегда думал, что чугуевский протодьякон переехал в Елец и что это он и служит здесь в Успенской церкви. Если говорить о том, какие картины мне нравились, то это «На свидание к сыну» Маковского, «Соперницы» Касаткина, «Веселая минутка» Россевской, «Перед исповедью» Корзухина.

Н.Н. Жуков «Любитель живописи»

Эти картины перекликались в моем сознании с тем, что я видел вокруг себя, поэтому особенно запоминались, наполнялись конкретной жизнью. Среди сверстников были, конечно, те, кто увлекался рисованием, но они не были мне близкими товарищами, и потому мое увлечение чаще протекало в одиночестве. В пятом классе я познакомился с преподавателем Сапегиным. Сапегин обучал нас в школе истории и географии. Он был страстный любитель живописи и всего живого. Узнав, что я люблю искусство, Сапегин пригласил меня к себе и показал сотни своих этюдов, которые были всюду в его комнате и на веранде. Сапегин был исключительно интересным человеком — глубоко патриотичным, влюбленным в родную природу, типичным представителем старой доброй русской интеллигенции. Сколько радости жизни было в его рассказах, когда он пояснял свое состояние в момент создания утренних солнечных этюдов. В три часа утра вставал он, чтобы успеть поймать восход солнца. У него были карие, удивительно живые глаза и седая голова. Он был замечательным отцом, дедушкой, другом молодежи, умеющим своим воодушевлением увлечь учеников на уроке.

Н.Н. Жуков «Любитель живописи»

Его садовнические тяжелые руки могли передавать нежные переливы света в живописи, и они же умели крепко и быстро копать землю. Помню, как однажды он ловко на ходу сумел поймать пухлявого визгливого цыпленка и посадить его на свою большую ладонь так, что тот сразу почувствовал себя как дома и никуда не хотел уходить. Сапегину я легко доверял все, что касалось искусства, и всегда находил в нем чуткого друга и мудрого наставника.

Однажды я отважился написать его портрет. Был взят холст недозволенных для меня размеров, в мое распоряжение Сапегиным были выданы этюдник, кисти, краски; сам он терпеливо сел позировать, рассказывая мне на всякий случай о том, что, бывало, и у больших мастеров не всегда получались портреты и что это всегда трудно. Я старался писать так, как это делают настоящие художники, отходил от мольберта, прицеливался, наклоняя голову, мазал, скоблил, снова мазал, но как были краски на палитре, так они и остались на холсте.
Особенно много было синей краски на костюме — она неприлично лезла в глаза. В этой работе я впервые заметил, какой жар бывает вначале, когда приступаешь к холсту, когда на палитре вкусно выдавлены краски и когда перед тобой готовый к работе, еще не испачканный чистый холст, — и как с каждым новым сеансом угасает этот жар, и как в конце концов на тебя смотрит с холста весь ужас твоей неопытности, неумения, бездарности. Как не хочется этого никогда видеть, и как полезно это сознавать. Неудачу свою я сильно переживал, так как свидетелем ее был Сапегин, которого я глубоко уважал и ценил».

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *