Ко Дню рождения Народного художника СССР Н.Н.Жукова. Публикации из книги воспоминаний Н.Н. Жукова «Вятка и Елец моего детства». Елец

«Однажды, когда уже началась зима, мы получили извещение о болезни отца. Отец заболел натуральной оспой и находился в госпитале в тяжелом состоянии. Письма приходили редко, и мать была в сильном волнении.

Н.Н. Жуков «Моя мама В.Я. Жукова»

В это время старшая дочь хозяев выходила замуж, и в доме готовились к свадьбе. Хозяева, на время своих торжеств, попросили открыть двери наших двух комнат. В день свадьбы дом наполнился сказочными для того времени запахами — жареных гусей, индюшек, пирогов.

Весь день хрипло орал граммофон, приходили визитеры с поздравлениями, со стола не сходило вино, разряженная молодежь танцевала тустеп, по углам сидели умилявшиеся старушки.

Н.Н. Жуков «Мадам с веером»


Когда новобрачные должны были вернуться из церкви, а в коридоре музыканты уже настраивали для встречи скрипки, я услышал, как сообщили матери о неожиданном приезде моего отца. Госпитали в то время были переполнены, потому больных выпускали раньше срока. Так случилось и с отцом. Еще не прошел период шелушения, когда со струпьями на лице отец выписался из воронежского госпиталя. С большими трудностями он добрался до Ельца и с вокзала, закутанный с головой в одеяло, приехал на извозчике.

Н.Н. Жуков «Мой отец Н.Н. Жуков»


В эту свадебную ночь мать возила отца по всем нашим знакомым, чтобы найти ему приют, но никто не проявил участия — все боялись заразы. И только живущий недалеко от нас в сыром подвале бедняк, имевший четырех малых детей, узнав о безвыходности положения отца, уступил ему свою постель.

Н.Н. Жуков «Сосед бедняк»

Хозяева, грозя отказать в квартире, запретили нам ходить к бедняку, чтобы не разносить заразу, и мы с матерью вынуждены были передавать отцу пищу через форточку. На всю жизнь останется у меня в памяти минута, когда я в первый раз увидел через стекло отца. Струпья, словно брызги грязи, облепили его лицо. Но сквозь это, через двойную зимнюю раму, как свет во тьме, шло к нам тепло его глаз и улыбки.

Приятно вспомнить, что никто из семьи бедняка тогда не заболел, а мы, после того как отец окончательно выздоровел, перебрались на два квартала выше, в дом Бакулиных, что находился на углу Покровской и Успенской улиц. В доме в то время было холодно, огня не было, спали в шубах, печку топили лузгой и в эти часы грелись. Вечерами я сидел в комнате, накинув отцовскую меховую куртку, которую я любил потому, что ее можно было теплым воротником надеть на голову, дышать, грея свои руки, и при свете тоскливой коптилки читать Станюкевича, Марка Твена или Жюль Верна. Утром я помогал отцу таскать лузгу и приносить матери два ведра воды, за которой тогда частенько выстраивалась очередь у водокачки».

Н.Н. Жуков «Наша лампа»
Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *