Ко Дню рождения Народного художника СССР Н.Н.Жукова. Публикации из книги воспоминаний Н.Н. Жукова «Вятка и Елец моего детства». Елец

«А когда наступает осень и поспевают в садах груши, яблоки, а они-то были в Ельце самые лучшие на свете, то сидишь в саду на качелях, качаешься, смотришь в голубые ветреные обрывки неба — все открыто, дышится вольно, а твой друг тебя угощает, и ты сначала отведаешь наливное яблочко «коричневку», то «бель барыню» , то глядишь, где-то сбоку шлепнулась янтарная с точечками «антоновка, то захрустит на зубах твоих «анис-яблоко», какое, как сливу, сизая пыльца подернула. А там еще сотни разных других яблок и груш зрели в елецких садах.

Вместе с урожаем плодов и фруктов приходит к тебе какое-то незнакомое, еще нетерпеливое чувство интереса к девушкам.

Помню, как однажды осенью я высыпал скопленные в копилке серебряные, купил на них четыре пирожных и пошел в школу, старательно обходя лужи.

Мне очень хотелось подарить эти пирожные Марусе, по которой в то время я частенько вздыхал. Перед началом занятий в большом зале группками ходили вокруг девушки и мальчики – среди них в берете цвета анютиных глазок была и моя Маруся. Я остановился в коридоре и оцепенел от новизны чувства; язык мой прилип к нёбу, рука, держащая кулек, вздрагивала, но хуже всего было то, что кругом ребята – увидят, думалось мне, полезут, на смех поднимут. Но вечно же не будешь стоять тут? И вот, решившись, я направился прямо к ней и, подойдя сзади, как-то неловко, сдавленным голосом сказал: «На, Маруся, возьми!»

Та, обернувшись, увидела мою неловко протянутую с кульком руку, сочла неудобным брать при всех и махнула в знак отказа рукой. Я попытался еще раз, другой шагнуть  за ней, безнадежно повторяя:

  • Да возьми же, Маруся!
  • Да, что ты, что ты, отстань! – резко отрезала она.

Эта сцена, естественно, привлекла внимание многих ребят, меня кто-то дернул сзади и потащил из зала. В коридоре десятки бесстыжих ребячьих рук уже лезли в кулек и раздирали мои пирожные. Так был общественно посрамлен первый рыцарский поступок.

Но, видимо, мой знак внимания всё-таки был оценен. После этого случая Маруся, которая была старше меня на два года, очень благосклонно ответила взаимностью и в результате нашей долгой переписки обещала даже подарить свой поцелуй.

Кровь прилила к моим щекам, когда я впервые прочел это слово. От нетерпения можно было бы и сейчас побежать за обещанным, но я отложил встречу на завтра, передав ей записку и решив для такого случая надеть красный отцовский галстук. Нельзя забыть, как однажды, после уроков, когда все уже ушли из школы, я стоял за дверью класса, поправлял галстук и ждал Марусю.

Когда по коридору застучали ее каблучки, я готов был исчезнуть. Но было уже поздно — передо мной, в знакомом берете, стояла она. Мне казалось совершенно немыслимым поцеловать девушку при свете дня, в голове у меня шумело, все тело было пронизано дрожью, я ничего не мог выговорить, я ненавидел себя… Так шли секунды… Вдруг я почувствовал, как что-то обжигающее коснулось моих губ. Прежде чем я вышел из оцепенения и мог что-либо сообразить, Маруся уже исчезла. На всю жизнь останется у меня в памяти, как я шёл домой с открытым ртом, чувствуя необыкновенное счастье, оставшееся на моих губах.

Дома я не хотел обедать, так как боялся потерять ощущение блаженства и долго берег его на своих уже совсем сухих губах».

Н.Н. Жуков «Маруся»

«В осеннюю пору, когда начинались ветры, любили елецкие ребята запускать змея. Проводов тогда еще не было, ничто не мешало кроме крыш низких домов, но это было не страшно — на них и залезть можно.
Змеи делались разных размеров: начиная от журнала «Пионер» до развернутой газеты «Известия» старого формата. Украшались они трещотками, цветной бумагой, распущенными хвостами. Взлетит такой разноцветный черт и рычит оттуда, из поднебесья на радость ребятам, и каждому любо за нитку пощупать, как тянет. Обычно большой змей, да если его высоко запустить, тянул так, что его и достать было трудно. Самому смастерить змея, чтобы он отвечал всем техническим условиям и красив был, нужна была выучка и сноровка. Дранки подстругать, клей сварить ладный, трещотки нарезать, правильно и соразмерно сочетать все пропорции, хвост по длине и тяжести, не ошибиться — все это как раз для возраста 10-14 лет, когда руки и смекалку рабочую самостоятельно развивать надо».

Н.Н. Жуков «Красиво летит»

«Среди елецкой молодежи было в то время много любителей актерского искусства. Часто были вечера самодеятельности с самой разнообразной программой.

Вечера устраивались для детских приютов, которых тогда много было в Ельце. Маруся участвовала на всех этих концертах в одном или двух балетных номерах и имела всегда большой успех, привлекая внимание многочисленных поклонников, жаждущих заслужить ее расположение. Но Марусина симпатия ко мне была прочна, и ребята этому завидовали. Скоро среди приютских мальчишек ревнителей нашлись желающие кулаками оспорить мою привилегию. Собрался этакий союз недовольных, который подстерегал меня на пути из школы, с концерта и даже возле дома. Сознаться, я был не из храброго десятка, и конечно, бегал от них — и довольно-таки ловко, так как ни разу не попал в обещанные ими «клещи». Обычно после занятий при выходе из школы товарищи, а чаще даже сама Маруся, сообщали мне, что на углу следующего квартала меня подстерегают; при этом кто-нибудь из соперников посылался как разведчик стеречь меня у дверей школы,чтобы донести, в какую сторону я направляюсь.

Н.Н. Жуков «Поджидают»

В таких случаях я обычно заворачивал за ближайший угол в противоположную сторону, и, чтобы не быть пойманным, дул что есть силы не на один, а на два-три квартала в обход. А мои враги бежали навстречу в обход на один квартал и потом искали меня по дворам и, таким образом, теряли из виду.

Надо сказать, что в результате этих операций я наловчился здорово бегать и вскоре, желая в целях лучшей обороны крепче развить мускулатуру, приобщился к спорту и занимался гимнастикой, плаванием, турником, брусьями, кольцами и добился года через два-три хорошего результата. Вертел сальто, легко ходил на руках, отлично выжимал стойку, чисто выполнял все силовые номера на турнике и кольцах и делал даже переднее равновесие, которое в Ельце мог делать один только капитан футбольной «собачьей» команды по прозвищу «Свиное Ухо».

Н.Н. Жуков «Догнать»
Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *